Обувь

Сегодня мы располагаем данными, что человек стал оберегать подошвы своих ног еще 25—30 тысяч лет назад. Заноза, полученная им однажды, дала хороший жизненный урок.

И конечно, неверно, когда зачастую рисуют первобытного человека в звериной шкуре и… босиком. Можно предположить, что было не так. Уж если надел шкуру, то ноги-то он уже наверняка умел защищать. Как мог пещерный охотник преследовать зверя босиком, когда везде колючки, острые скалистые россыпи? Так какой же была обувка у нашего предка?

Конечно, первым материалом для нее послужили прежде всего листья, трава, водоросли, кора, дерево. Обматывались ноги и шкурами. А когда научился человек плести, то в ход пошли лоза и лыко.

Наше, казалось бы, современное слово «сандалии» рождено в глубине веков. Это слово и определило то, что однажды обнаружили археологи. При раскопках стоянки человека каменного века (это было поселение в пещере Ламос в Восточной Неваде) был найден целый склад, почти триста пар обуви; это были травяные подошвы с «ремешками» для крепления на ногах, то есть то, что мы называем сандалиями. Изотопный метод установил — сандалиям 9 тысяч лет. А сравнение находки со всем найденным до этого случая позволило археологам сказать: они самые красивые.

Мы иногда встречаем в обувных магазинах сандалии, сделанные из материалов чуть ли не всей цветовой гаммы. Если бы кто-то надел их и очутился в Древнем Риме, то обеспечил бы себе смертную казнь. Обувь у римлян делилась, как и общество, на классы. Темно-красный, пурпурный цвет — символ величия власти. Носить такие сандалии могли только император и сенаторы. Надел простолюдин — нет головы. А вот римские консулы, например, на торжественной церемонии вступления в должность надевали обувь, отделанную золотом, а на повседневные заседания — только белую. И попробуй, ошибись…

Вообще, обуви уделялось в Европе особое внимание. Более того, умение красиво и элегантно носить ее, было признаком хорошего тона. Французский король Филипп IV законом установил: все принцы королевской крови могут носить обувь с носком любой длины да еще загнутым вверх. Дворяне — не более 60 сантиметров (2 фута), горожане не более одного фута. Мода на длинноносую обувь быстро охватила все европейские страны. Щеголи прикрепляли на кончик носка даже колокольчик или погремушку.

Все Людовики почитали своим долгом вносить изменения в костюмы и обувь. Тринадцатый, например, большой любитель охоты, вытеснил из обихода башмаки и ввел широкие сапоги с большими раструбами. Знать начала появляться на придворных балах в сапогах желтого цвета — любимого цвета короля. Для элегантности края высоких отворотов обшивали кружевами или лентами.

Четырнадцатый, наоборот, запретил сапоги, вернул башмаки, но оставил кружевные отвороты. Но Бог с нею, с Европой.

На Руси исконной обувью служили сапоги. Вначале это был просто кожаный чулок, который надевался на ногу, обернутую онучами (портянками) и формировался в подобие сапога уже на стопе. Опыт ношения такого сапога натолкнул на мысль укрепить, усилить низ как наиболее уязвимую часть.

Стали это место делать двойным, потом начали подшивать более толстый кусок кожи—так появилась подошва. Заметили, что быстрее снашивается пяточная часть, стали утолщать ее — так появился каблук. Стала быстро деформироваться задняя часть, поняли, что надо ее укрепить — появился задник. И так далее.

Конструкция обуви в веках менялась медленно. На этот процесс влияли, конечно, достижения техники. С появлением швейных машин заработали и обувные фабрики. Изобрели горячую вулканизацию — появились новые конструкции ботинок. Научились формовке подошвы — опять изменения. Химия предоставила для обуви широчайший диапазон материалов. Вот поэтому за тысячелетия искусство изготовления обуви претерпел значительную эволюцию: от примитивного изделия из травы до сложной конструкции, состоящей из множества деталей, разнообразных материалов. А сегодня колодку и модель рассчитывает уже электроника.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *